?

Log in

Иванов, Петров, Сидоров

На прошлой неделе насчитала: у нас в конторе на сто с чем-то человек — 7 (!) де Йонгов (с разными вариантами написания). И все не родственники. Де Йонг — это самая распространённая в Голландии фамилия.
Вторая и третья по распространённости — Янсен и де Фриз, но таких у нас всего по одному/одной.

Ещё меня, кажется, впервые подвело чутьё на имена (обычно я легко понимаю по именам, мужские они или женские). Два месяца переписывалась с коллегой по имени Сирил в полной уверенности, что это мужчина. Ха...

Mar. 2nd, 2016

Боже, хуже форумов для беременных и для худеющих могут быть только группы для молодых мамаш. Чур меня, чур!

Feb. 23rd, 2016

«Я никогда о таком не слышала, так почему вы думаете, что это вообще существует?»
Лучший аргумент, который мне встречался. Цитата прямая.
Очень интересное новое израильское исследование про микробы, еду и лишний вес. Возможно, в ближайшие годы нас ждёт подлинная революция в диетологии.

Партия свободы

Редактировала статью мужа про свободу ассоциаций в Голландии — узнала интересный юридический казус.
1. Тут, конечно, полная демократия: любые два человека могут объявить себя ассоциацией, клубом, движением, партией — чем угодно. Регистрироваться (в уведомительном порядке), т.е. создавать юрлицо, нужно, только если они хотят проводить финансовые операции на сумму выше какого-то порога. Единственное условие — у них должно быть минимум два члена.
2. Партия по закону здесь приравнивается к ассоциации. Членство в ассоциации может быть открытым или закрытым.
3. А теперь о демократии в одной отдельно взятой партии. Есть такой местный фрик — Герт Вилдерс, член парламента и лидер право-популистской, национал-консервативной, антимигрантской, антиисламской, евроскептической «Партии свободы». (8% мест в местном парламенте и 4 места в европарламенте.) Большой друг французского «Национального фронта», итальянской «Лиги севера», немецкой «Пегиды» и пр. (И Израиля, муахаха.)
Он не хотел никого пускать в свою партию, но ему нужен был какой-то второй член (звучит двусмысленно, да). Поэтому он создал закрытый фонд имени себя, единственным членом правления которого он и является и через который проходят деньги партии (анонимно). (Говорят, бóльшую часть финансирования дают американские консерваторы.) И этот фонд как юрлицо является вторым членом этой закрытой партии. Таким образом, Вилдерс а) управляет ей единолично и не должен ни с кем советоваться, т.е. его избиратели/жертвователи в реальности не могут никак повлиять на партию, б) не обязан раскрывать свои финансы.
В суде рассматривался вопрос о правомерности существования этой странной партии с по сути одним членом, но в итоге он принял политическое, в общем-то, решение её не закрывать (в Голландии вообще за всю историю конституционной монархии — 2 века — в судебном порядке было распущено типа всего 4 ассоциации), чтобы сторонники Вилдерса не подняли бучу, что либералы их притесняют.
Такая вот демократия.

Нофости нашей дерефни

Симон тут пересказывал, чему их учили на последнем занятии по-русскому: 1) что добираться из Шереметьево в город удобнее всего на автобусе, и никак иначе, 2) что Пулково — это название новейшего московского аэропорта, 3) что в Москве зимой перед выходом на улицу нужно обязательно намазывать лицо вазелином, 4) что голландские слова, которые начинаются на V, траскрибируются через Ф — таким образом, один из учеников в классе неожиданно оказался «фан Фоореном» (вместо ван Воорена). Учительница — русская лет 35-40, родом из Новороссийска, закончила вуз в Москве, потом закончила магистратуру по международному праву в Лейдене и имеет в Голландии статус присяжного переводчика. Ван Дейк, Рембрандт, Бетховен, Ван Гог и ко шлют ей коллективный привет...
В общем, что-то я начинаю переживать.

Innocence+Experience



Как ни крути, U2 делают классные шоу. Пропустить этот тур было бы обидно.

Чтоб у всех было в 50+ столько энергии, как у этих четырёх чуваков.
Компания А (страховая) пишет: «Мы планируем привлечь компанию Б для проведения опроса с целью выяснения уровня удовлетворённости наших клиентов. Для этого мы передадим компании Б данные клиентов. Если вы не согласны с тем, чтобы мы передавали компании Б ваши данные, пришлите письменный отказ в течение двух недель. Если вы хотите участвовать в опросе, пришлите свои данные [имя, имейл, возраст] в течение двух недель».
Нелогично.
Ходили тут к нашему французскому соседу на аперитив (или, как говорят французы, аперó) — он разговорился о своей жизни, так что я поняла, что, пожалуй, не стоит катить бочки на мыльные оперы — вполне возможно, что они построены на реальных событиях...
Попробую пересказать вкратце.

Отец нашего соседа, Франсиса, испанец — состоял в каком-то подпольном антифранкистском движении, но в итоге вынужден был бежать. (Вообще странновато, что противник Франсиско Франко в итоге назвал сына Франсисом, n'est-ce pas?) Ближайшей страной оказалась Франция, а единственным способом сделать так, чтобы его не выдали обратно, — это вступить в Иностранный легион. Отвоевав пару лет в Алжире, он вернулся во Францию, в город Брив-ля-Гайярд (который сейчас примерно в 30 километрах от меня) в регионе Лимузен и там влюбился. Однако дама была замужем и не захотела разводиться, так что бедный испанец решил бежать куда подальше, а именно — на север, в Бретань. Там он познакомился с другой женщиной, женился, и вскоре у них родился единственный сын — тот самый Франсис (это уже 65й или 66й год). Когда ему исполнилось три года, его мать заболела каким-то психическим заболеванием и отправилась в лечебницу, из которой уже никогда не выходила; её семья положила маленькому Франсису ежемесячное «довольствие», однако он его в итоге в глаза не видел.

Отец, не выдержав разлуки со своей настоящей любовью, решил вернуться в Брив — она к тому моменту как раз развелась и была готова снова выйти замуж, но с условием, что ребёнок с ними жить не будет. Её родственники прислуживали тогдашнему владельцу шато Растиньяк (где я и нахожусь) господину Седрику Фэйруэзеру, чья семья выкупила его у последнего графа де Растиньяка. Вообще весь замковый комплекс состоит (состоял когда-то) из собственно шато, оранжереи, кухонь, большой фермы и маленькой фермы. Первые три здания сожгли немцы в 1944 г. (сейчас восстановлены шато и здание оранжереи), поэтому холостяк Фэйруэзер жил после войны вместе в одном доме с прислугой, на большой ферме, а маленькая ферма просто приходила в запустение. Франсиса поселили там же, на большой ферме, в маленькой каморке. В семь лет он пошёл в школу в ближайшей деревне, Азера, и в семь же лет его припахали работать — на прислугу. При этом всё довольствие, которое отец пересылал прислуге на сына, слуги (точнее — работники) забирали себе.

К моменту, когда Франсису исполнилось 18, уже скончался его отец и большинство работников Фэйруэзера, а самому Фэйруэзеру было уже за 80. Франсис остался в доме помогать старику. Как-то раз, когда ему было 22 года, он ехал с кем-то в машине (в качестве пассажира), возвращаясь на ферму (это уже 1988й год). Машина попала в аварию; Франсис — с черепно-мозговой травмой — в кому. Через три недели он вышел из комы, но вынужден был провести в больнице почти полгода (а в итоге реабилитация заняла у него, по его словам, почти три года). Когда он вернулся в Растиньяк, домоправительница просто собрала его вещи и выставила его за порог.

Делать было всё равно нечего, поэтому это решил поехать куда-нибудь и, может, чему-нибудь научиться — так он оказался в Тулузе. Работал на всяких подсобных работах (он очень рукастый), параллельно пошёл учиться на курсы голографии, где познакомился со своей будущей женой, Валентиной. Она тогда была замужем, работала коммерческим директором на каком-то производстве, а голография была просто хобби.

Валентина развелась и вышла замуж за Франсиса, который к тому моменту начал профессионально заниматься голографией (конец 90х). В 2009 г. Валентина тоже попала в ужасную автоаварию, пролежала в коме несколько месяцев и до сих пор восстанавливается. Хотя, к сожалению, это слишком оптимистичная формулировка — на самом деле с каждым годом ей становится только хуже: она еле-еле передвигается, и только с палочкой; одна рука практически не работает. Муж вынужден носить её вверх и вниз по лестницам — но это не трудно: весит она в лучшем случае килограмм 40, а живёт исключительно на морфине, электронных сигаретах и вине.

В 2010 г. Франсис прослышал про то, что какие-то голландцы купили шато, в котором он вырос, отремонтировали и разделили на апартаменты, и одна из квартира как раз была выставлена на продажу. Он решил впервые за более чем 20 лет вернуться в места своего детства — и в итоге через год выкупил часть дома. С тех пор каждые выходные они приезжают из своего подтулузья ремонтировать своё жильё (исключительно своими руками — то есть руками Франсиса, конечно) и мечтают к пенсии переехать сюда окончательно, а также, по возможности, заняться невосстановленными руинами и утраченным садом. Ещё Франсис мечтает написать книгу воспоминаний.

Немного о гусях

Всё забываю записать: одного из моих прекрасных одногруппников по ЙИВО, немца, зовут Нильс Хольгерс-Зон.
А Нильса, который с дикими гусями, звали Нильс Хольгерссон. :)

В субботу я сходила наконец в Lower East Side Tenement Museum, куда давно собиралась, но получилось в итоге только в этот приезд (музей, посвящённый жизни иммигрантов из Европы, которые жили в этом здании (“tenement” — многоквартирный дом) в период между 1880 г. и 1931 г.). Попасть в музей без экскурсии нельзя, но выбор большой: про итальянских иммигрантов, про ирландских… Я выбрала, «конечно», про еврейских — Jewish sweatshops (создававшиеся в таких домах мастерские, преимущественно по пошиву одежды, которые работали по потогонной системе). С огромных удовольствием сходила бы и на все остальные, но цена, увы, не позволяет.

В начале экскурсии наш гид — замечательный новозеландец Радж — попросил всех (10-12 человек) представиться и рассказать, откуда мы. Если не считать пары канадцев, я оказалась практически единственной неамериканской. Практически — потому что с нами ещё была пожилая еврейка из Лонг-Айленда, Эстер; она рассказала, что в 1949 г. приехала в Нью-Йорк из Польши. На вопрос экскурсовода, на каких языках она говорит, она ответила: “Polish, German and Jewish” (ну то есть идиш, понятное дело). Конечно, мне сразу стало ужасно интересно, поэтому я разговорилась с ней на идише, и она немного рассказала мне про себя.

Эстер родилась в 1934 г. в Люблине в семье образованных, прогрессивных евреев — дома говорили по-польски; идиш выучила уже в гетто и в лагерях. Каким-то образом из всей семьи ей, отцу и двум братьям удалось пережить лагеря и войну (матери и остальным пяти братьям и сёстрам — нет) и воссоединиться. Несколько лет они жили в лагерях для переселённых лиц, пока в 1949 г. не получили благодаря родственникам визу в Америку (хотя сама Эстер хотела вовсе не в Нью-Йорк, а в Палестину).

В Америке у Эстер родилось четверо детей и семь внуков.

Если верить Википедии, из тридцати четырёх тысяч евреев Люблина пережило войну двести тридцать.

Нет, никаких мюзиклов в этот раз: дошла я сегодня до Таймс-сквер — same-day half-price tickets по 75-80 баксов. Это просто грабёж, я считаю. Даже в Лондоне можно сходить на мюзикл в два раза дешевле. (Плюс доллар очень сильно вырос по отношению к евро за последние месяцы.)
Может, дело в том, что сейчас лето и «высокий сезон»? В предыдущие мои приезды (в несезон и по совсем другому обменному курсу, конечно) мне как-то удавалось сходить за максимум 50 долларов.

Рафаэль Гальперин

Многие из тех, кто бывал в Израиле, наверняка слышали в пятницу вечером протяжную сирену, которая напоминает о приближении шаббата. А за этой сиреной, оказывается, стоит замечательная история. Был такой Рафаэль Гальперин — уроженец Вены, ещё до войны, ребёнком оказавшийся в Палестине, в Бней-Браке. Учился в йешиве и параллельно занимался бодибилдингом и рестлингом; в 1950 году завоевал титул «Мистер Израиль». Его приметили американские рестлинг-агенты и увезли в Штаты, где он успешно зарабатывал деньги — можно сказать, своим телом. Завершив карьеру бойца, он вернулся в Израиль и стал не менее успешным бизнесменом. Одно из его детищ — крупнейшная сеть оптик «Гальперин». Он снова поселился в Бней-Браке, заделался ультраортодоксом, получил звание раввина и начал спонсировать различные программы, направленные на то, чтобы евреи снова стали соблюдать субботу; одна из них — эта самая предшаббатняя сирена.
Думаю, если к вам придёт такого устрашающего вида мужик, то вы тоже начнёте соблюдать субботу...



(История с открывшейся в нью-йоркском Центре еврейской истории выставки Yiddish Wrestlers.)
Миллион раз видела этот знак, но обычно где-нибудь на четырёхполосном шоссе с полутораметровыми отбойниками со всех сторон и разрешённой скоростью 120-130 км/ч, так что никаких животных там не ожидаешь. А позавчера мы ехали по маааленькой итальянской сельской дороге — и наконец оно свершилось: прямо перед нами её в несколько грациозных прыжков, прямо как на знаке, стремительно пересекла косуля. Не зря там знак стоял.
Вчера позвонили из приёмной доктора де Йонга, стоматолога, и попросили перенести мою запись к нему с этой пятницы на следующую — не проблема, я согласилась. Сегодня в 8 утра (я обычно ещё досыпаю, а Симон уже в душе) звонок: «Доброе утро, это де Йонг, я посмотрел — вы можете прийти завтра [в пятницу] в 10 утра». Дальше идёт совершенно абсурдный диалог, потому что я пытаюсь узнать, почему он неожиданно снова перенёс запись (параллельно пытаясь понять, почему, собственно, он звонит сам), пока не выясняется, что это чувак из автосервиса, куда Симон успел позвонить в 7 утра и поинтересоваться насчёт ближайшей возможной записи... Непросто в стране, где каждый третий — либо де Йонг, либо де Врис (де Фриз).

Про чтение

Poll #2009303 Литература

Расскажите, что из этого вы любите читать больше всего? Что вы читаете с наибольшим удовольствием?

Нон-фикшн: исторические книги, мемуары и т.д.
0(0.0%)
Нон-фикшн: книги про экономику, искусство, философию, политику и т.д.
1(16.7%)
Профессиональная литература по специальности
0(0.0%)
Фикшн: фантастика
1(16.7%)
Фикшн: «реалистичная» художественная литература
4(66.7%)
Поэзия
0(0.0%)
Я понимаю, что труд в Голландии стоит дорого, но просить 993 евро за укладку натурального линолеума площадью 5,25 кв.м — это какой-то беспредел. 189 евро за квадратный метр (это с учётом самого материала, который стоит 25 евро за кв.м.)!
Кое-кто (не я) 17 ноября 2013 года получил штраф за якобы неправильную парковку в Лейдене (там вообще тяжело с парковкой). Штраф он оплатил (почти 100 евро), но не согласен был категорически и решил это обжаловать, тем более что кое-что — юрист. Примерно через полтора месяца (в января 2014-го) кое-кто написал трёхстраничную апелляцию с полудюжиной приложений в виде сканов гугл-карт, фотографий места и т.д. И вот сегодня — 1 апреля 2015 года — пришло письмо из государственной прокураторы, что штраф был действительно взыскан неправомерно и что деньги вернут.
Спустя почти полтора года справедливость восторжествовала. :)

Mar. 27th, 2015

Искали электрика для одной небольшой работы на специальном сайте, где заказчики и специалисты могут найти друг друга. Один мужик откликнулся — нам понравилось его предложение, и мы его пригласили. Потом решили его погуглить, нашли его сайт — и испугались: по фото — чистый маньяк; именно так представляешь себе классического педофила. Но не отменять же заказ из-за странной фотографии, если отзывы у человека хорошие и вообще он уже в пути?
Приехал этот электрик — лет сорока, два метра ростом, полтора в обхвате — на крооошечной двухдверной машинке. С мамой — она за рулём, возит его на заказы.
А так он оказался толковый и весёлый. Не знаю, может, у него и есть какие-то проблемы, но на первый взгляд ничего.
В Голландии сегодня тоже были выборы: в парламенты провинций (всего их 12 штук) и в «водные советы» (региональные власти по надзору за плотинами, уровнем и качеством воды и т.д.). С одной стороны, это региональные выборы, с другой — парламенты провинций избирают членов сената, так что по сути это выборы о доверии/недоверии действиям нынешнего кабинета министров. Поэтому вчера вечером были масштабные дебаты между лидерами 6 основных партий: 2 партии, которые стоят за коалиционным правительством, и 4 крупнейшие из представленных в парламенте 10 оппозиционных партий. Захватывающе.
Никаких «дней тишины» — агитация продолжается и в день выборов: газеты, плакаты, добровольцы.
Основные партии: Народная партия за свободу и демократию (VVD), Партия труда (PvdA), Социалистическая партия (SP; левопопулистские дебилы), Христианско-демократический призыв (CDA; центристы, наиболее умеренная из религиозных консервативных партий), Партия свободы (PVV; это где националист Вилдерс — правопопулистские дебилы) и «Демократы-66» (D66; лево-либеральная партия).
На региональных выборах нужно было выбрать одного человека в местный парламент и одного — в водный совет. Где-то за месяц до выборов по почте приходят бюллетени (по одному на каждые выборы, т.е. в итоге два на человека) и списки кандидатов по партиям. Их примерно 300 (!) и 160 соответственно (на фото поместились в основном первые 300).
11083732_10152657366955919_317920727613678216_o
Бюллетень именной; с ним потом надо прийти на избирательный участок, прихватив документ, удостоверяющий личность. На обратной стороне бюллетеня — форма доверенности: можно заполнить и отдать другу, например, проголосовать за себя, если нет возможности сделать это самостоятельно.
Голосовать можно на любом участке муниципалитета, где избиратель зарегистрирован (всего муниципалитетов в стране около 400). В Роттердаме участки работали с 7.30 утра до 9 вечера, участок на центральном вокзале — с 6.30. Ближайший к нам участок — в церкви ровно через дорогу, меньше 50м, поэтому мы туда сходили ещё до завтрака (я только за компанию). В 8.15 Симон уже 105-ым.
К сожалению, у меня не было возможности сфотографировать избирательные урны, но это были реально урны: обычные чёрные пластиковые мусорные контейнеры на колёсиках, закрытые на замок, опечатанные и с прорезью для бюллетеней сверху.
Сейчас по телевизору, конечно, только и обсуждают, что предварительные результаты выборов.
Завтра-послезавтра узнаем, что эта прогнившая демократия принесла стране в очередной раз.
И ещё немного про голландскую политику, или тут опять Borgen в прямом эфире.
На той неделе начался скандал в министерстве юстиции, который вчера закончился тем, что сам министр (Опстелтен) и его статс-секретать Тевен (типа младший министр) ушли в отставку. Кто-то в министерстве слил журналистам, что 14 лет назад Тевен, тогда генпрокурор, заключил с одним обвиняемым по финансовой статьей сделку (что на тот момент уже было формально запрещено, но дело длилось несколько лет): в обмен на данные о других махинаторах обвиняемый (проблема была в том, что у него обнаружилось 4,7 млн евро на «чёрных» люксембургских счетах) мог получить свои деньги обратно, уже в Голландии, причём без уплаты налогов (которые составили бы пару миллионов), выплатив министерству штраф всего в 750 000 евро.
Парламент начал слать запросы Опстелтену и Тевену, правда ли это, но они всю неделю упорно твердили, что речь шла не о 4,7 млн, а всего об 1–1,2 млн, что никаких документов об этой сделке не сохранилось и что вообще хватит спрашивать, потому что они лучше знают, что и как в министерстве.
А в пятницу вечером в вечерних новостях по главному каналу показали все документы по этой сделке, где есть все номера счетов, имена, суммы и т.д., включая точную сумму — 4,7 с чем-то млн евро.
Парламентарии подготовили Опстелтену и Тевену 99 (!) вопросов об этой сделке, на которые те должны были сегодня отвечать, но министр и статс-секретарь вчера вечером предпочли заявить о том, что слагают с себя полномочия.
Зачем Опстелтен врал (ведь сделка происходила не при нём, он тогда ещё не был министром) — непонятно. Но никто, по-моему, не расстроился, потому что Опстелтен, скажем честно, был туповат. Ну а Тевен и до этого был замечен в связях с коррупционерами, так что ему, как говорится, давно было пора.

Mar. 5th, 2015

Можете меня поздравить: Моя Первая Голландская Налоговая Декларация сдана.
(Точнее, она не моя, а совместная.) Убили почти четыре часа. Хотя некоторые, конечно, дни и даже недели на это тратят.
Зато благодаря тому, что Симон на мне женился, ему удалось сэкономить почти 2000 евро (за год) на подоходном налоге (который 52%) — не так уж плохо, я считаю.

Touré-Raichel

Съездила вчера в Амстердам на совершенно потрясающей концерт: Идан Райхель и Вьё Фарка Туре (в рамках The Touré-Raichel Collective Tour). Wow-wow-wow. Надеялась попасть на Райхеля живьём ещё с 2008 г., когда я благополучно «проспала» его московский концерт.

Кусочек из их тель-авивского джема, который в итоге вышел как отдельный альбом (там заодно играет Марк Элияху, который знаком многим эшколотовцам!):



В общем, с музкальной точки зрения — совершенно потрясающий вечер.

А вот организационная сторона дела меня как опытного посетителя концертов и всевозможных мероприятий неприятно удивила. Несколько раз. Ну ладно, что билет не купить без комиссии — это везде давно так (хотя комиссия в довольно странные 13,5% — не многовато ли?). Но вход на мероприятие — «только для членов клуба», написано было на сайте заведения; «если вы не являетесь членом клуба, обязательно купите членство вместе с билетом, чтобы сэкономить время на входе». Я купила (+4 евро), куда деваться. На входе эту бумажку никто даже не проверил.
Кстати, на билете и на сайте было написано, что начало в 19.30; я по привычке пришла за 10 минут до, но оказалось, что на практике 19.30 — это только время открытия дверей в клуб, а концерт официально начинался в 20.00 (на самом деле музыканты вышли только ещё через 40 минут, но опять же, после принятых в Москве опозданий мне не привыкать).
Потом гардероб. Как это часто бывает на Западе — платный. Ок. Правила: «Одно место (одна куртка) — 1,5 евро. Куртки с засунутыми в рукава шарфами не принимаются. Выньте шарф — мы сами намотаем его на вешалку». У меня была куртка, шарф и небольшой бумажный пакет формата А4, который не хотелось с собой брать в зал, потому что он шуршал. Гардеробщик утрудился повесить пакет на ту же вешалку, но потребовал за это ещё 1,5 евро.
Зал очень хороший — и звук, и свет. Публика в целом очень хорошая, очень интернациональная — вокруг говорили на десятке разных языков, но громче всего, конечно, на иврите. Как многие знают, сабры (коренные израильтяне) обычно, увы, очень, очень шумные и в нашем понимании невоспитанные: постоянные переговоры и ржач, постоянные вспышки по время концерта, роняние стаканов, хождение туда-сюда в бар и т.д.
На выходе вообще был полный хаос — уж не знаю, это из-за обилия израильтян или там так всегда: очереди в гардероб не было — была плотная толпа, которая его просто штурмовала, и каждый пытался локтями отодвинуть всех вокруг.

Но день всё равно был замечательный.

Feb. 25th, 2015

Голландские «сливки общества», у которых есть дети среднего школьного возраста, а именно лет 13, сейчас заняты одной проблемой: в какую из гаагских старших школ отдать ребёнка. А всё потому, что кронпринцесса в следующем году должна пойти в старшую школу. И есть реально толпы народу (очень богатого, конечно), которые хотят, чтобы их чадо непременно попало в один класс или хотя бы в одну школу с принцессой.
Один бывший однокурсник Симона, очень успешный юрист, у которого как раз младшему сыну 13 лет, даже специально купил дом в Вассенаре (один из самых дорогих и престижных районов Голландии, пригород Гааги, где живёт королевская семья), «чтобы уж наверняка». Жесть.

Животный мир

В Москве меня как-то никогда не интересовали птицы (ну собственно, что у нас там за птицы? вороны, воробьи, голуби, трясогузки); в Болонье тоже — там вообще были только голуби и воробьи, по-моему. А в Голландии столько птиц, и они ведут такую активную жизнь, что я решила начать учить их имена. По-русски. Потому что ещё год назад, скажем, если бы меня кто-нибудь попросил описать синицу или отличить сороку от вороны, я бы вряд ли смогла. Но здесь их просто столько, что надо же проявить к ним хоть немного уважения.

Поэтому я решила записать, кого я тут вижу каждый день (ну или если не каждый день, то очень часто):
- Голуби, воробьи, вороны, трясогузки, лебеди — ок, ничего интересно.

- Чайки:

Попадаются ещё совсем белые и в крапинку.

- Дрозды:
просто чёрные

и певчие


- Уже упомянутые сороки:

(Они реально разноцветные. Хотя в моём представлении раньше всегда были чёрно-белыми. А ещё очень умные. Особенно те, что постоянно летают туда-сюда у меня перед окном в поисках веток для гнезда.)

- Синицы:


- Гуси:
белые


нильские


серые


казарки

(И ещё, я уверена, 100500 видов, но я не знаю точно, как они выглядят и как называются.)

- 100500 видов уток и прочих крякв, включая диких:


- Серые цапли:

(До приезда в Голландию цапля вообще для меня был практически мифическим животным, о котором я знала разве что, что она стоит в болоте на одной ноге.)

- То же с аистами, кстати. Их здесь не то чтобы супермного, но есть, особенно если знать куда смотреть:


- И с чибисами («чибис» всегда звучал не менее загадочно, чем, скажем, «додо»):


- Лысухи:


- Одичавшие попугаи (без шуток; а ещё тут в местном ботаническом саду, Тромпенбурге, живут — в открытых водоёмах — водные черепашки, от которых отказались хозяева).

- Зарянки:


- Скворцы:


- Рябчики:


- Куропатки:


- Гагары:


- Крачки:


Наверняка есть ещё распорстранённые птицы, но я не знаю, как их отличить.

(Все фото взяты с просторов Интернета.)

Dutch politics is nearly as fun as ‘Borgen’.
Green Left party internal elections of the head of the fraction in the Upper Chamber: Ms Strik vs Mr Ganzevoort. Ms Strik: “It's such a progressive party — and yet it's all run by men, there should be more women”. Mr Ganzevoort: “Maybe it helps that I'm gay?..”
Сегодня на занятии обсуждали употребление алкогольных напитков в Голландии (преимущественно пива). Иранка (она замужем за голландцем) рассказывала, как её поразило, как на первой вечеринке, которую они устраивали, она накупила кучу алкоголя — а в итоге «никто не напился, и вообще осталось больше половины». Говорит, когда у них в Тегеране такая вечеринка, весь алкоголь кончается через полчаса, и приходится доставать из запасов.

Вот иранки мне, пожалуй, будет не хватать, т.к. я всё-таки перешла в группу самого высокого уровня (точнее даже — «выше высокого», интенсив по подготовке к экзамену В2). Посмотрим.
И немного про (мед)страховку, с которой вышло довольно смешно. Естественно, у Симона есть страховка. Членам одной семьи удобнее и выгоднее страховаться в одной компании, поэтому, когда я приехала, он «подключил» меня к своему полису по тому же тарифу — около 92 евро в месяц. Через пару дней страховая перезвонила и предложила сделать на меня более дешёвую (85 евро) «студенческую» страховку, потому что я «подхожу по возрасту», хотя формально и не студент. А сегодня они позвонили и предложили Симону тоже перейти на «студенческий пакет», потому что «когда один супруг “студент”, то второй имеет право на такой же полис». Итого и у меня, и у Симона, и у его дочери «студенческий пакет», хотя на самом деле студентка только она.

Vrederust

Из этнографических соображений напишу про похороны в реформистской (реформатской) общине в Южной Голландии. Не для того чтобы сказать, что у нас лучше или хуже — просто совсем иначе.

Ян (второй муж первой тёщи моего мужа) умер во вторник вечером. Как это принято в Голландии, в ту же ночь его вдова, Рит, и дети (от первого брака) сидели с похоронным агентом и планировали церемонию прощания, а также писали сообщение, которое потом печатается на специальной бумаге с чёрной рамкой и рассылается в специальных конвертах (тоже с чёрной рамкой) всем, кто был как-то связан с покойным (родственники, друзья, коллеги, члены общины и т.д.) — то есть обычно это как минимум несколько десятков, а чаще сотен адресов. Это же сообщение было напечатано в местной газете (во всех газетах есть страница некрологов). Объявление в ежедневной газете дешевле, чем в еженедельной. Объявление в местной газете дешевле, чем в национальной. Траурные конверты доставляются приоритетной почтой, поэтому точно достигают адресата (в пределах Голландии) уже наутро после отправки.

В среду днём гроб с телом (очень простой гроб — потому что в общине, к которой принадлежал Ян, отрицают всякое украшательство или попытки подчеркнуть материальные различия между людьми) перевезли в церковь, куда Ян ходил (и где всю жизнь в качестве хобби играл на органе). Туда в любой моменты могли прийти члены семьи.

В четверг утром все, кто должен был, получили уведомления о смерти с приглашением прийти в эту же церковь в пятницу вечером (строго с семи до восьми) выразить соболезнования семье и/или присоединиться в субботу утром к службе и погребению. В уведомлении отдельной строкой было написано «Никаких цветов» — потому что цветы, как считают в этой общине, создают неподобающе радостную атмосферу. (Забегая вперёд — на похоронах и после в итоге практически не плакал, наоборот, вокруг стоял смех, визг бегающих вокруг детей и т.д.)

В пятницу вечером мы («семья» — т.е. человек 60, учитывая таких же «родственников», как я) все собрались в церкви. Впрочем, у Яна пять детей, у каждого — муж/жена и тоже по 3-4-5 детей, у тех свои дети, так что одних правнуков уже было штук 10-15. В церкви всё тоже очень строго: абсолютно голые стены, ровные ряды скамеечек, на месте алтаря — кафедра и орган — и всё. Естественно, никаких икон — реформисты всё это отрицают. Более того, во всей церкви нет ни одного изображения креста. Перед входом висит табличка, где написано, что люди должны быть одеты подобающим образом, а женщинам следует покрыть голову, но мне сказали, что это необязательно (и подавляющее большинство женщин сидело без головного убора).

За алтарём — несколько залов, используемых для различных занятий, конференций и т.д., и буфет. Нас всех провели в один из этих залов, рассадили вдоль стены — и мы стали ждать (знакомиться друг с другом и т.д., потому что естественно, большинство людей не знало большинство людей вокруг). К семи стали подходить «гости» и выражать свои соболезнования. Заключается это в том, что каждый пришедший должен пожать руку каждому родственникому и каждому сказать Gecondoleerd («Соболезную»). В какой-то момент я улизнула в туалет и увидела, что очередь соболезнующих выстроилась на улице (при дожде и штормовом ветре), обматываясь вокруг церкви. То есть пришло в прямом смысле несколько сотен человек: практически вся община, все, с кем покойный пересекался, у кого когда-то работал и т.д.

Когда все соболезнующие ушли, зал закрыли, нас рассадили за столы, каждому принесли чай или кофе (и строго по одной печеньке на человека), а потом один из старейшин общины встал в центр и стал читать псалмы. Потом была общая молитва — и все разошлись по домам.

На следующее утро (т.е. сегодня) семья опять собралась в том же зале (в ещё более широком составе — потому что кто-то просто не мог или не успевал приехать вчера вечером), нас опять рассадили за столы и стали разносить чай и кофе (и опять же — строго по одной печеньке на человека). Тем временем в самой церкви уже собирались гости. Всё это время на органе играл один из внуков Яна. Ровно в десять нас проводили в церковь и посадили на зарезервированные для семьи первые четыре ряда. Один из старейшин общины дал слово пастору (церковной иерархии у реформистов нет, а община нанимает пастора, поэтому всю церемонию старейшины — человек 7-8 — сидели и наблюдали, как он выполняет свою работу).

Сначала пели псалмы (каждому заранее выдали буклет с текстами), потом была молитва (причём никто не крестится, не отвечает «Аминь», ничего такого — всё делает пастор, в «лекционном режиме»), потом минут пятнадцать пастор рассказывал про жизнь «нашего брата Яна», который всю жизнь провёл на этом острове, в этой деревне и в этой общине (за исключением войны, когда он был мальчишкой угнан на принудительные работы в Германию). Потом была суровая получасовая протестантская проповедь: мы все родились грешными, и живём грешно, и всё в нашей жизни препопределено богом, и скорее всего, все мы попадём в ад, и единственное, что мы можем и должны делать, — это всю жизнь следовать примеру Христа, чтобы потом, может быть, когда мы предстанем перед богом, мы смогли бы искупить свои грехи, и он отправил бы нас в более приятное место; и Христос — единственная возможная цель в жизни, а все, кто живёт не по Христу и для Христа, не просто грешники, а мертвецы, которые продали свою вечную жизнь за земные блага и удовольствия, ну и т.д. Очень жизнеутверждающе, в общем. Отпевания в русском понимании у реформистов не бывает.

Потом снова были псалмы, «медитация над Писанием» (развёрнутый комментарий пастора к библейской цитате) и снова молитва. Потом выступили похоронный агент и старший сын усопшего. Затем тело вынесли и положили в катафалк, а мы все (процессия из где-то тридцати машин плюс велосипедисты) поехали на кладбище. На это время полдеревни встало, потому что разрешённая скорость там 30 км/ч, а пересекать похоронную процессию или вклиниваться в неё ни в коем случае нельзя. Уже на кладбище гроб положили на специальную пневматическую установку, которая медленно опустила его в могилу. В это время пастор снова читал псалмы и молитву (рядом был установлен специальный динамик, чтобы всем было слышно, а один из служащих похоронного бюро держал микрофон). После погружения гроба в землю нас пригласили обратно в церковь «изучать Писание»; перед уходом каждый желающий мог бросить комок земли в могилу.

Мы сели по машинам и снова поехали в церковь (ибо «семья»), чтобы собраться в том же зале. Другой старейшина выступил с комментарием к цитате из Писания, и все помолились. Потом принесли еду: на каждый стол (вокруг стола 8 стульев) — ровно 8 печенек и 16 бутербродов. Плюс чай-кофе — вот и вся поминальная трапеза (шиковать не принято, пить алкоголь во время поминок — тем более; а вот у католиков, говорят, наоборот, очень весёлые похороны, потому что все напиваются). К еде можно было приступить только после произнесения благословения. После этого наконец можно было расходиться, предварительно ещё раз пожав руку и выразив соболезнования всем присутствующим. Здесь мне удалось обмануть систему (и тут я всегда вспоминаю nongrata с историей про ровно одну печеньку): я села за стол, где сидело всего два человека, из съела аж пять печенек вместо положенной одной (потому что бутерброды были с ветчиной).

Когда все очередной раз сказали друг другу Gecondoleerd и наконец стали прощаться, мы подхватили Рит и уже более узким семейным кругом (только её дети и внучка с семьями и мы с Симоном) пошли к ней домой. Там был ещё один кофейно-чайный раунд и ритуальное поедание шоколадок (в память об усопшем, который обожал сладкое), после чего все разъехались по домам, ибо «засиживаться нехорошо».

Семья, кстати, ничего не платит церкви за службу и т.п., потому что если ты был членом общины, то это её долг — достойно проводить тебя в последний путь. Оплачивались только чай-кофе, объявление в газете и услуги похоронного агентства (печать и рассылка писем, гроб, место на кладбище — которое на самом деле снимается в аренду всего лишь на 20 лет, за редким исключением; катафалк, носильщики, звукоусиливающее оборудование, надгробный камень).

UPD: Интересно, что принцип максимальной умеренности и скромности в этой общине распространяется и на музыку, поэтому мелодии всех псалмов и песнопений очень, очень простые: все ноты одной длины (кроме как в конце фразы), всё в рамках одной октавы, максимальный интервал между соседними нотами — квинта, если я не ошиблась.
У Симона в семье (или это по всей Голландии? не знаю) есть традиция с начала месяца и до Дня Святого Николая (5 декабря) подкладывать друг другу в ботинки, выставленные у камина (в нашем случае — бывшего камина), подарки «от Синтеркласа». Даже не подарки — очень маленькие, простые подарочки: типа там банана, или шоколадки, или злакового батончика.
Вчера оказалось, что свои презенты друг другу мы прячем в одни и те же места: открыла вечером шкаф со всякими чистящими средствами, чтобы спрятать там свой подарок до утра, а там уже лежит другой, не имеющий никакого отношения к уборке предмет. :)
Который раз с этим сталкиваюсь, но до сих пор не могу понять, как так всё-таки получается, что человек может быть талантливейшим, глубоко чувствующим искусство актёром, там, или музыкантом — и при этом полнейшим мудаком в жизни, в человеческих отношениях.

Ад вегетарианца

Свежезастреленная (то есть вот прямо сегодня) и освежёванная косуля (7 кг чистого мяса) во Франции стоит 50 евро. В Роттердаме одна только спина (рёбра с мясом) стоит 140 за 2,5 кг.

Nov. 6th, 2014

Уж не знаю, что я такого искала в последнее время или какие такие сайты посещала, но контекстная реклама настойчиво предлагает мне услуги адвокатов при разводе И услуги клиник, специализирующихся на лечении бесплодия. о_О
Возвращаясь домой сегодня, хотела зайти на рынок насчёт вчерашнего обвеса. Подхожу — а его уже свернули. Раньше положенного. Это был сезонный рынок; он должен был работать до 1 ноября, хотя ещё на днях говорили, что могут продлить работу на 7-10 дней.

Moral dilemma

Когда я уже уходила сегодня с рынка, очень захотелось рыбы. Но у меня оставалось в кошельке ровно 200 рублей. Продавщица сказала, что больше сегодня рыбу не режет, но на прилавке лежал небольшой кусок — и она предложила мне его завесить. Оказалось 540 грамм (я её заранее предупредила, что у меня недостаточно денег) — на 240 рублей. Она говорит, мол, ладно, бери кусок, остальные 40 занесёшь завтра.
Я пришла домой, стала взвешивать эту рыбу (чтобы точно рассчитать пропорции для рецепта) — оказалось 470 грамм (рыба не замороженная, так что потерять в массе она не могла).
С одной стороны, значения не такие уж большие. С другой — всё равно очень неприятно: меня обвесили, а я теперь ещё и должна.
Нести 40 рублей или идти ругаться?

Oct. 23rd, 2014

Пожалуй, приятно встречать новый год с новыми мыслями и старыми друзьями, обозревая любимый город с высоты 62-го этажа.

Oct. 23rd, 2014

Вы можете говорить, что я потеряла связь с реальностью, но я больше не понимаю, почему небольшая посылка из Кирова в Москву должна идти 16 дней.

[reposted post] Собянинский переворот

Расскажу вам одну историю из жизни системы управления Москвой. Снаружи такое не увидишь, но так как я депутат муниципального Собрания, то наблюдаю все эти гнусные маневры изнутри.

Москва одновременно и город, и субъект федерации, в связи с чем в ней имеется и мэр, и местное самоуправление в виде муниципальных Собраний, депутатом одного из которых я и являюсь. По идее, мэр должен заниматься общегородскими вопросами вроде строительства метро или дорог, а местное самоуправление управлением тем, что происходит в районах. Для того, чтобы управлять происходящим в районах, раз в 4 года избираются муниципальные депутаты (каждый из которых представляет примерно 5000 жителей), а также существует муниципалитет.

На деле так как всё должно идти в семью и допускать расползание бюджетных денег на 125 муниципалитетов совершенно не патриотично, то муниципалитеты управляют менее чем 1% московского бюджета. Более 99% управляет встроенный в вертикаль власти мэр. Такая вот федерализация, хехе.

Так как из одной мэрии управлять таким огромным городом затруднительно, а в муниципалитеты, где какие-то там избранные депутаты сидят, отдавать бюджеты и полномочия совершенно не патриотично, то мэрия создала структуры, заменяющие местное самоуправление: управы и префектуры, которые и делают всё то, что должны делать муниципалитеты. Это немного не соответствует конституции и европейской хартии о местном самоуправлении, но кого это интересует.

Ну, вернее, как не интересует — в своё время происходили долгие бодания между Лужковым и конституционным судом на этот счёт, в 2001 суд даже принял решение, что районные управы это и есть органы местного самоуправления. Мэру после этого решение стало запрещено назначать глав управ, в общем, забавно было.

Но времена плюрализма прошли, наступили времена лицемерия, и в Москве появилась структура муниципалитетов без полномочий и управ, которые всем рулят. Как и многое у нас в стране, формально конституцию это не нарушает, да и ладненько.

Сейчас в Москве муниципалитет не может в своём районе даже рекламный щит разместить или убрать. То же самое с организацией парковок и всего остального, что должен делать муниципалитет. Всё это жило себе и жило, сменился мэр, никто не парился.

Но тут вдруг случилось странное: в 2011 году жители Москвы вдруг отказались больше терпеть нечестные выборы. Вышли Болотные/Сахарова, произошел взрыв политической и гражданской активности, как черти из табакерок повыпрыгивали и пошли в муниципальные депутаты всякие непонятные персонажи вроде меня.

6894560086_fec1bae9a4_k

В общем, решили, что надо что-то делать с этим. Ответственная за выполнение манёвра — вице-мэр Анастасия Ракова. Она придумала свежую мысль — что муниципалитеты больше не нужны, можно и одними управами обойтись. Типа, зачем нужны эти непонятные учреждения, у которых почти весь годовой бюджет уходит на содержание аппарата? Надо полномочия все забрать, передать в управы, а из депутатов сделать советников и использовать их для различных полезных функций: дворы там принимать, например, или контролировать глав управ, чтобы не делали всякие нехорошести.

Не соответствует конституции, опять же, но кого это интересует? Особенно сейчас, когда Крым наш?

Подозреваю, что Собянин с Раковой искренне заблуждаются в том, что считают депутатов работниками мэрии, попавшими на работу просто немного другим способом, а не назначением. Также не исключаю, что они особо не изучали конституцию и тому подобную хрень, описывающую как город должен управляться, чтобы в нём всё было хорошо.

В наши суровые времена, когда в стране патриотический подъём, а кругом враги, сложно расчитывать на конституционный суд. Однако Собянин же тут демократом заделался, поэтому просто взять и выпустить постановление мэра «отныне у нас муниципалитетов нет» как-то не комильфо.

Что же делать? Сделать вид, что депутаты сами попросили забрать у них полномочия! Тут Ракова поиграла в политика и состроила целую конструкцию: для старта ликвидации решено было выбрать самых независимых муниципальных депутатов, вот прямо тех, которые за Навального, Болотную и вот это всё и как-нибудь навешать им на уши лапши так, чтобы они инициировали старт всего этого дела. Гениально!

Сделать это оказалось не так уж и сложно: муниципалитеты везде ничего не делают, а только содержат сами себя и работает в них в связи с этим чёрт знает кто. Нормальный человек, видя такое, хочет это разогнать, а так как он только что избрался, то может и не знать весь этот хвост, который я описал выше.

Короче, на крючок попались Максим Мотин и Владимир Гарначук. Они и инициировали обращения к мэрии, мол, заберите, пожалуйста, у нас полномочия. Им там что-то наобещали взамен, но потом, конечно, кинули (подробнее тут).

После такого славного старта дело пошло как по маслу. Мэрия встречала иногда сопротивление на местах, так как муниципалитет служил кормушкой для районных элит и даже подконтрольные депутаты часто не голосовали за его ликвидацию, но в большинстве мест удалось уговорить оппозицию, найти ручных, но не кормящихся из муниципалитета депутатов и всё это дело уничтожить.

На текущий момент муниципалитеты сохранились лишь в 16 районах Москвы, один из них моё Щукино. Я сам не попался на этот крючок благодаря моему коллеге Андрею Гребеннику, который вовремя объяснил мне всю диспозицию.

После выборов в МГД что-то где-то хрустнуло и мэрии понадобилось срочно ликвидировать оставшиеся муниципалитеты. Но по-прежнему они хотят это сделать не по своей инициативе, а «поддержать просьбу депутатов, которые решили, что им больше муниципалитет не нужен».

В Щукино имеется проблема: депутаты не хотят ничего ликвидировать. В прошлый вторник срочно было созвано внеочередное муниципальное собрание с целью рассмотреть этот вопрос. Рассмотрели, отклонили: не будем обращаться и просить забрать у нас полномочия.
При этом Татьяна Князева, которая была против изначально, вдруг стала за, а вопрос внёс лидер местной Единой России (с оппозицией в Щукино не вышло), на собрании сидел глава Управы и лично ходил вокруг оппозиционных депутатов, обещая им как же ух мы теперь заживём, обратившись в мэрию с этой просьбой.
Всё равно не прошло.

7040654063_1e89c6ddd6_k

Но Ракова не сдаётся — на ближайший вторник созвано срочно ещё одно внеочередное собрание. На повестке дня один вопрос: обратиться всё-таки в мэрию, чтобы полномочия у нас забрали, а муниципалитет наш ликвидировали, или нет? Депутаты обрабатываются, может быть, в этот раз пройдёт?

Эта унизительная со всех точек зрения история проходит незаметно для глаз обычных людей, однако хорошо показывает всё лицемерие, которое существует сейчас в системе управления страной. Мы с одной стороны требуем от Украины федерализации, с другой прям в Москве делаем омерзительный манёвр по ликвидации местного самоуправления, да ещё и замаскированный под поддержку предложения самого же местного самоуправления.

Мы в Щукино попробуем во вторник их ещё раз прокатить. А вы пораспространяйте, пожалуйста, кроме как через СМИ, фейсбук и ВК эту историю в паблик не выведешь — СМИ ей не особо интересуются.

Upd: абсолютно ровно такая же ситуация с муниципалитетом в далёком от Щ Зюзино. До мелочей прямо — и председатель, который сначала отказывался а потом его «убедили», и срочным созывом собраний и даже проект обращения ровно тот же.


Санвайрпургвингихгогерыхвырндробухсантисильёгогого́х!

Снилось на днях, что я доказывала по-голландски, почему голландцам стоит ввести английский в качестве официального языка. Самое смешное — могу повторить и наяву. По-голландски.

Latest Month

July 2016
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Taichi Kaminogoya